понедельник, 18 мая 2015 г.

И много миль, пока усну, и много миль, пока усну

          Я не люблю вышивку с текстом на иностранном языке, потому что тогда мои правнуки, развешивая  у себя мои работы, не смогут вспомнить о моем происхождении.
     Будут думать, что родным языком их прабабушки был, например, английский.

Фото из журнала "The Gift of Stitching" за  март 2006 г.






Но, увидев сэмплер -  Woodland Sampler, подумала, что прабабушкой-англичанкой тоже быть не плохо.
 




 





  
В процессе вышивки от стежка к стежку, от слова к слову, стало
                                                                     понятно,что это строки какого-то загадочного стихотворения.




          Отложив пальцы и иголку, я взялась за поиски и выяснила, что это стихотворение американского поэта Роберта Фроста «Остановившись у леса снежным вечером» ( англ.Stopping by Woods on a Snowy Evening), написанное им в 1922 г. 
          Всю ночь Фрост писал большое стихотворение, а когда вышел из дома, чтобы увидеть восход солнца, у него родилась идея создания стихотворения про снежный вечер и маленькую лошадь, словно сам он все это видел  мгновение назад.
 
Иллюстрация Susan Jeffers
                   Whose woods these are I think I know.
                   His house is in the village though;
                   He will not see me stopping here
                   To watch his woods fill up with snow.

                   My little horse must think it queer
                   To stop without a farmhouse near
                   Between the woods and frozen lake
                   The darkest evening of the year.

                   He gives harness bells a shake
                   To ask if there is some mistake.
                   The only other sound's the sweep
                   Of easy wind and downy flake.

                   The woods are lovely, dark and deep,
                   But I have promises to keep,
                   And miles to go before I sleep,
                   And miles to go before I sleep. 




           Фрост предсказал широкую известность своему стихотворению, которое стало излюбленным среди переводчиков.
                       
                       Я вроде знаю, чьи владенья
                       Сей лес. Но дом его в селенье,
                       Он не увидит, как, немой,
                       Стою и медлю я в сомненье.

                       И конь в недоуменье мой:
                       Зачем стоим, объяты тьмой?
                       Зачем хозяин непутевый
                       Домой не правит по прямой?

                       Трясет бубенчик, бьет подковой,
                       Немедля двинуться готовый.
                       Не нарушая тишину,
                       На землю валит снег пуховый.

                       Красив и темен, в глубину
                       Лес манит, но я не сверну -
                       И много миль, пока усну,
                       И много миль, пока усну.

                                                         Перевод С. Степанова
  


          Последняя строка повторяется дважды.
                  "Пройти долгие мили, прежде чем я усну,
                    Пройти долгие мили, прежде чем я усну"
                                       (подстрочный перевод)

               В первый раз имеет конкретный смысл, а во второй – обращает нас к вечности.

    Данное стихотворение использовалось в качестве панегирика, было включено   в хоровое произведение, последние строфы использовались в фильме «Доказательство смерти» Квентина Тарантино как секретная фраза.
         А теперь радуют меня вместе с великолепным сэмплером Барбары Петерсон.







          Перефразируя  строчки Фроста, можно сделать их девизом вышивальщиц:
 «Много стежков, пока усну.
  Много стежков, пока усну»